У Вас в браузере отключен JavaScript. Пожалуйста включите JavaScript для комфортного просмотра сайтов.

Переключиться на мобильную версию.
Новости
Видеопродукция
Печатная продукция
Французский переплет
Наши книги
Презентация
Архив газет
О нас

20.11.2019 «Ведьма с Уолл-Стрит»

«Ведьма с Уолл-Стрит»

Генриетта Хаулэнд Робинсон родилась 21 ноября 1835 года в городе Нью-Бедфорд, штат Массачусетс. Ее родители владели огромным китобойным промыслом и также получали огромные прибыли за счет торговли с Китаем.

Мама Гетти много болела, поэтому воспитанием девочки целиком и полностью занимался дедушка — Гидеон Хоуленд. Грамоту Генриетта постигала своеобразно. Читать училась по финансовым сводкам, а считать — по бухгалтерским отчетам. У дедушки было плохое зрение, девочка с 6 лет забиралась к нему на колени и с неподдельным интересом зачитывала газетные сводки финансовых новостей, разбираясь в разнице между акциями и облигациями. В 13 лет — стала семейным бухгалтером. В 15 лет она поступила в школу в Бостоне. Но учеба не пошла. Помешал характер. Придя к выводу, что в школе ее учили «не тому», она поступила на годичные курсы бухучета, после чего решила, что с нее достаточно.

О ее невероятной бережливости, превратившейся со временем в скупость, ходят легенды. Генриетта была вполне симпатичной девушкой. Женихи являлись один за другим, но, появившись, быстро исчезали. И дела не в настороженном взгляде, не без основания, видевшем в них лишь охотников за чужим богатством. Ее бедная, похожая на сиротскую, одежда и застиранное платье, старые туфли со стоптанными каблуками и даже непарные, спущенные на щиколотки носки отпугивали кавалеров.

Девушку манили «огни большого города». Она прекрасно понимала, что настоящее и большое будущее — только там. Осознание это пришло после поездки в Нью-Йорк. Отец отправил ее туда на зиму, дал тысячу долларов на новые платья для светских выходов. Вернулась «жадина-говядина» в том же платье, в котором уезжала. На отцовский вопрос последовал радостный ответ: «Я вложила деньги в банковские акции». И Гетти прижала к груди драгоценный пакет.

После смерти отца Эдварда Мотта Робинсона в 1865 году Генриетта стала наследницей внушительного состояния в 7,5 миллионов долларов. Китобойный промысел с кораблями и доками отходит братьям отца. Гетти решила, что так быть не должно и устроила небольшое файер-шоу. Она подожгла часть дядиных судов и еще кое-какое их имущество. Все это сгорело дотла.

Вместо отца в жизни Гетти Грин появиться другой Эдвард, в качестве супруга, но об этом чуть позже.

Беда не приходит одна. Спустя всего месяц умирает ее тетя Сильвия. На чтении завещания, для последней наследницы рода Хоулэндов стало не просто неожиданность, но ударом то, что основную часть капитала (2 млн.долларов) тетя завещала дальним родственниками, просто знакомым, сиротам, беднякам. Лишь 65 тысяч долларов ежегодного дохода – своей племяннице.

Гетти Грин не смогла смириться с подобным решением и написала свою версию завещания, подделав документ. Но этот орешек оказался Гетти не по зубам. Суд не встал на ее сторону. Более того, признал ее мошенницей. Ей пришлось в спешке покидать Штаты вместе с мужем, за которого она вышла во время судебных разбирательств. Это стало самым долгим и самым громким судебным делом в истории Соединенных Штатов.

В Лондоне, Генриетта родила двух детей: сына Неда и дочь, названную Сильвией в качестве знака недругам о своей привязанности к несчастной тете. Спустя 8 лет жизни в Лондоне четверо Гринов вернулись в США. В Нью-Йорке супруги занялись финансовыми операциями на фондовой бирже.

Эдвард стал зарываться, рисковать, делая одну ошибку за другой. Чтобы дойти до полного разорения, ему понадобилось всего десять лет. То есть все это время он учил жену, как не надо поступать.

Касаемо супружества Гетти была сурова. Пара узаконила свои отношения и скрепила их брачным договором, согласно которому Эдвард не имел права ни на цент из состояния Гетти. Семья семьей, а денежки врозь. И даже когда муж разорился и влез в долги, Гетти не помогла супругу. Она просто прогнала его. Но... Но обеспечила полный медицинский уход, вплоть до самой его смерти в 1902 году. И все время поддерживала с ним неплохие, ровные, дружеские отношения. Умер Эдвард Грин в возрасте около 80 лет от сердечно-сосудистого заболевания и хронического нефрита (почечная недостаточность).

На Уолл-стрите Гетти уже знал каждый. Ее ценили за безошибочное чутье. Не только мелкие брокеры, но и крупные биржевики следили за ней: если миссис Грин сегодня покупает ценные бумаги, значит, завтра их стоимость непременно вырастет. На самом деле за каждым ее шагом скрывалась не интуиция, а точный расчет: прежде чем купить акции, она изучала все о компании.

Гетти ненавидела врачей и налоговых инспекторов. Врачи и аптекари, по ее убеждению, существуют для того, чтобы наживаться на людских болезнях. Смертельные – не лечатся, а остальные проходят сами собой. Налоговые инспекторы были ей противны до такой степени, что она отказывалась их видеть. Избежать встреч с ними помогал «кочевой образ жизни», который она вела. Гетти часто меняла квартиры и, переезжая на новое место, в целях конспирации иногда называла себя чужим именем, а когда обман вскрывался, приступала к поискам другого жилья.

У дочки Сильвии, бывшей при маме в Нью-Йорке, был тихий характер. Несмотря на нелюдимость она вышла замуж. Обедневший аристократ Мэттью Уилкс был старше ее на 30 лет. Возможно, он рассчитывал поправить свое положение за счет женитьбы. Мама благословила дочку, одновременно настойчиво попросив Уилкса подписаться под тем, что он никогда не будет претендовать на деньги и прочее имущество Сильвии. Пусть любит жену за то, какая она есть, а не за мамины миллионы. Так, Генриетта, выступила сторонником настоящих чувств.

Из-за скупости ее сын Нэд лишился ноги. В одну из морозных зим Нэду купили санки. Парень не мог поверить своему счастью и сразу же выбрал для катания самые крутые и опасные горки. Во время одного из спусков санки перевернулись и мальчик сильно повредил ногу. В приступе экономии Генриетта отправилась за помощью в больницы для нищих. Врачи ее узнали и отказали в помощи сыну. Тогда Гетти решила лечить мальчика в домашних условиях. Боли с годами только усиливались. Запущенная болезнь вскоре привела юношу к ампутации ноги выше колена.

За всю свою жизнь, Гетти Робинсон Грин не пожертвовала ни единого цента. Не платила и налогов, для нее была неприемлема одна лишь мысль – отдать что-то государству. Сюрпризом стало для нее принятие единого подоходного налога на прибыль в 1913 году, во время рассмотрения которого не раз вспоминалось ее имя.

Умерла Гетти Грин от инсульта во время спора с горничной в 1916 году в возрасте 80 лет: кухарка переплатила за молоко. Ее состояние (что в пересчете на текущий момент, составляло около 4-х миллиардов долларов) разделили поровну между сыном Нэдом и бездетной дочерью Сильвией. Хотя в завещании Генриетта не оставила дочке ровным счетом ничего. Сын очень быстро спустил наследство, вырвавшись от диктаторского контроля матери. Торопясь наверстать упущенное в молодости, начал скупать яхты. Да хватило бы лишь приобретенного им инкрустированного драгоценными камнями унитаза, чтоб покойная мать, узнай об этом, скоропостижно скончалась бы во второй раз. Сильвия же всецело посвятила себя благотворительности.

Гетти Грин запомнилась своим аналитическим складом ума, умением прогнозировать финансовые взлеты и падения в экономике стран, аскетичным образом жизни и неимоверной жадностью.

Юлия ВИТАЛЬЕВНА

При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.
Просмотров: 280

Комментарии