У Вас в браузере отключен JavaScript. Пожалуйста включите JavaScript для комфортного просмотра сайтов.

Переключиться на мобильную версию.
Новости
Видеопродукция
Печатная продукция
Французский переплет
Наши книги
Презентация
Архив газет
О нас

28.09.2020 Кто, если не я?

Кто, если не я?

 

Все, что я знала о Джемме, когда позвала ее на встречу, это то, что она  молодец. Не то что бы мне о ней именно так говорили, так решила я сама. Джемма — ведущая программ и мероприятий, музыкант, преподаватель вокала, певица, автор песен, мама, жена, организатор нескольких проектов, блогер. «Молодец», — подумала я и позвала Джемму на   интервью.  И она пришла.  У меня кофе, у Джеммы — чай. Поехали

— Наверное,   начнем с того, что Джемма Брайт — дитя Советского Союза во многих смыслах. Папа — армянин, мама —  русская, родом из Курской области. Я родилась и выросла в Литве, прожила в  Вильнюсе  19 лет. Однажды приехала к друзьям в Гомель. Раз приехала, два… Тогда, напомню,  Литва вступила в Евросоюз, и многие знакомые, один за другим, уезжали  в Англию, Германию и прочие страны. А я взяла — и переехала в Гомель. Представляете, да — какой шок был у родных и близких?  Единственное, что спросила мама: «Ты надолго?»  Оказалось – очень. 

     На тот момент я оканчивала консерваторию по классу фортепиано в Вильнюсе экстерном. Переехала в Гомель и почти сразу попала в «Молодежку»: я тогда увлекалась театром и мне вся эта атмосфера безумно нравилась.  Однажды  режиссер театра, Дима Солодуха, предложил попробовать себя на радио. Открывалось  «Первое городское». Я пришла,  попробовала и — осталась. На целых 15 лет.  Тогда, собственно, и появляется Джема Брайт. Еще в первую встречу, когда я представилась, на радио сильно озадачились. Джемма Меликджанян для эфира практически выговариваемо. Нужен был псевдоним, и он быстро нашелся.  В то время я занималась фехтованием, и среди фехтовальщиков была традиция давать своим мечам имена. Мой назывался braɪt —яркий, сияющий. Новое имя так органично вошло в мою жизнь, что одно время подумывала сменить фамилию. Но все-таки решила, что нужно  отдать папе дань уважения. До сих пор в паспорте — Меликджанян. 

   Позже поступаю на режиссуру в государственную академию искусств. Это было уже второе заочное  образование. В какой-то момент я понимаю: у меня сформировался некий «сплав» смежных профессий, накоплен большой опыт. И музыкальный, и разговорный, и режиссерский,  и актерский. Тогда и  пришло желание  делать собственные  проекты. 

     Все началось  в декретном отпуске. У меня, как ни странно,  появилось много свободного времени. Я создаю дома студию звукозаписи,  озвучиваю мультфильмы, фильмы, записываю эфиры на радио, рекламу. Долгое время занимаюсь именно этим. Между тем ребенок мой подрастает, и я понимаю, что не хочу выходить на работу, не хочу отдавать ребенка в детский сад ни в два, ни в три года. Я хочу разделять с ним свою жизнь и начинаю искать такие варианты,  чтобы я могла работать, оставаясь рядом. Так и появился «Хороший пример» — арт-студия семейного развития. Мы приглашали музыкантов, они играли живую музыку, дети лепили-рисовали-отдыхали, родители общались. Очевидно, что всем было комфортно и свободно. Сегодня есть уже целое поколение детей, выросших на «Хорошем примере», и они другие — более спокойные, более музыкальные, открытые. «Хороший пример» — это такая европейская музыкальная полянка. Студия  существует и  до сих пор, просто, с учетом пандемии,  собираемся реже.

  — Сколько сейчас проектов параллельно существуют, которыми вы активно занимаетесь? 

 — Это  «Хороший пример», «Говори легко», «Стань счастливой сегодня» и проект «Скажи жизни Да». Это прежний центр помощи онкобольным «Меридиан надежды». Еще один большой проект «Толк-площадка». Теперь это полноценная телевизионная программа, мы пустили ее на «Первом городском канале» и на YouTube.  На «Толк-площадку» приглашаем и фотографов, и юристов, и бизнесменов, и музыкантов. Представителей  не просто определенных профессий, а именно  интересных людей. Тех, которые вдохновляют, способны менять взгляды других, ориентируют на достижение целей. «Толк-площадка» — это взаимополезное общение героев и зрителей, которых мы собираем. И когда я говорю мы, я  имею в виду людей, которые меня поддерживают, помогают осуществлять задуманное.  В каждом проекте — своя команда

Джемма рассказывает о себе, диктофон делает свое дело, а я невольно изучаю свою визави.  У Джеммы огромные карие глаза. Улыбается она часто, широко и открыто.  И все же не могу избавиться  от ощущения, что передо мной человек,  переживший много всякого и разного. Хотя, возможно, мне все это и показалось. Посмотрим. 

— Какой проект для вас сейчас главный?

— Выделить один сложно, их несколько. Но если ставить вопрос так, то «Говори легко» . Если коротко: люди в течение трех недель проходят мастер-класс от разных преподавателей и педагогов под моим руководством. Они учатся говорить, позировать, двигаться, вести диалог, решать конфликты, говорить со сцены. С ними работают теле- и радиожурналисты, актеры, психологи. В конце концов, каждый, кто пришел,  перестает бояться.  Ведь большинство из тех,  кто приходит  с запросом — хочу на сцену! или хочу петь! — в первую очередь, хотят избавиться от страха. Им нужна поддержка, располагающая атмосфера,  любовь, в конце концов.  И в  этом очень много психологии.

       Есть  «Говори легко» и для детей. Плюс — эта программа «пошла» в школу, как программа адаптации. Мы  учим детей решать конфликты словами, а не кулаками, учим педагогов искать новые способы и методы качественного общения со своими учениками. Пока это программа адаптации для детей младшего школьного возраста, но  планируем сделать курс и для старшеклассников. 

     Вообще, все мои проекты нацелены на улучшение качества общения. Можно сказать, я  коуч по коммуникациям. На первый взгляд, все просто — я  обучаю людей говорить. Но я  точно знаю, что, помимо технических навыков,  человеку нужно научиться преодолевать себя. Это огромный труд — узнать себя и найти  свое место в мире, свое предназначение. Вот в чем ваше предназначение?

—  Я не знаю

— А я знаю. Просто мне скоро сорок, и я точно знаю, что предназначена помогать людям перестать бояться, быть более ответственными по отношению к себе,  развивать свои способности.

Пока Джемма говорит о своем предназначении, я уже думаю о перспективе своих сорока. Срочно! Срочно требуется найти предназначение.  Будем искать. Прямо с завтрашнего дня! Ну, или с понедельника…

— Многие ученики приходят ко мне примерно с таким запросом: я хочу быть певицей! Я говорю: ок, будем петь. Но в процессе человек вдруг  понимает, что ему просто было важно знать, что он Может, что у него Получается петь… Ведь вокал снимает блоки, убирает  зажимы. Просто колоссальные изменения происходят с людьми.  И тут выясняется, что та, которая еще недавно собиралась стать певицей, на самом деле хочет … печь торты.  Да такие, чтобы от одного их вида начинали течь слюнки! И сейчас — она  одна из лучших кондитеров в нашем городе. Да, она прекрасно поет, у нее великолепный голос, но, оказывается, главным для нее было понять – я могу! Чтобы потом печь классные торты. 

 — Чтобы помогать  избавиться  от страха нужно и самой, наверное, быть бесстрашной? 

— Во время карантина  у меня случился неожиданный инсайд. Когда я закрылась дома, поменяла все «живые» занятия на онлайн, то скоро обнаружила, что начала … профессионально «деградировать». Именно окружение дает мне силу расти, быть лучше, преодолевать себя, в том числе и собственные страхи. Мне необходимы люди, живое общение. При том  что я интроверт. Я достаточно быстро утомляюсь от большого количества людей. Поэтому у меня четкий график: не больше двух учеников в день, не больше трех-четырех эфиров и одного большого мероприятия в неделю. Это мой максимум. Если всего этого вдруг  становится больше, я сильно устаю. У меня бывают дни, когда я выключаю телефон, интернет, когда мои близкие знают, что у меня «разгрузочный день».

 — И тогда?

— Лежу, молчу, смотрю в потолок, гуляю по лесу.  Мне нравится рисовать,  нравится читать. В последнее время читаю много психологической литературы по работе с детьми. Ну, новости, само собой, их просто невозможно сейчас не читать.  Из художественной современной литературы мне нравится Наринэ Абгарян,  «Манюня» —  чудесная книга. Или целый цикл фантастических книг о Майлзе Форкосигане писательницы Лоис Макмастер Буджолд.  Из книг, что называется,  посложнее – Эрих Фромм. Люблю читать детям. Это мой третий брак, у меня есть сын от предыдущего брака, у моего мужа —  тоже. На двоих у нас двое детей. Стараемся, воспитываем. Старший, Мирон, часто бывает у нас, младшего зовут Эдгар. С мужем мы вместе три года. Предыдущий брак длился 5лет, первый — 7. Со всеми мужьями, сообщаю,  в прекрасных отношениях. 

    —  Впечатляющий опыт коммуникаций

    —  Я о том и говорю. У меня за плечами очень событийная, насыщенная жизнь. Представьте. 18-летняя девочка приезжает из другой страны, в кармане 100 «баксов», пакет с вещами и зубная щетка.  Понятно, что 100 долларов быстро исчезли. Первая съемная квартира, прекрасно помню, была за торговым домом «Речицкий». Очень специфическое место, особенно после Вильнюса.  Я из очень обеспеченной семьи, никогда ни в чем не нуждалась. Папа — юрист, уже тогда занимался бизнесом, мама – врач. Фишка в том, что у меня и  там все было хорошо, я  ни от чего не бежала, даже сложно сказать, почему я тогда переехала. Просто меня всегда тянуло на «подвиги».

         В первые годы переезда впечатлений, поверишь, хватило. Одно время я помогала женщине ухаживать за ребенком-инвалидом. Это не самые большие и не самые легкие деньги. Я посодействовала ей в получении помощи  через Красный Крест, приходила помогать сутки через двое. Помню, в какой-то момент она сказала: «Все отлично, ты мне помогаешь, но дальше что — чем ты собираешься заниматься?»  А это такой круговорот был, знаешь, когда ты сутки выбиваешься из сил, сутки отдыхаешь и дальше снова идешь, и снова выбиваешься из сил. Мне тогда было 20,  и я не знала ответ на ее вопрос.  Я лишь понимала,  что все это могло выглядеть странно со стороны.  Но теперь, сегодня, очевидно, что для  того, чтобы стать тем, кем я стала, нужно было прожить именно ту жизнь, которую я прожила. 

В какой-то момент мы переходим на «ты» и это — уже другой разговор. И Джемма другая — теперь как-то ближе и понятнее.

— Совершать подвиги не устаешь?

— Я часто задаю себе вопрос:  кто, если не я? И когда на этот вопрос ответов ноль, а я чувствую, что могу, что для меня это важно по какой-то причине, — я действую. А если про подвиги, то меня восхищают люди, которые по крупицам создают что-то свое, делают это с любовью к людям. И они всегда выделяются на фоне тех,  кто боится, настолько, что предпочитают помощи критику, развитию — конфликты, милосердию – осуждение. То есть кто-то будет развивать в себе все,  что связано с Человеком с большой буквы, и всегда будут те,  кто будут бояться и кусаться.  И не от того, что злые, а от того, что их слишком много били когда-то, и морально, и физически. Я это вижу, об этом говорит весь мой опыт общения с Другими. С учетом того, что я веду многие проекты, социальные в том числе, я вижу большое количество людей, в очень разном состоянии, на очень разных стадиях развития,  и большая часть из них нуждается в помощи.  И мне хочется помогать, тем, чем могу. 

Еще лет 10 назад я была несколько жизнерадостней в этом плане. Пыл изменить весь мир заметно  поубавился.  Но вместе с темя знаю, что капля за каплей, кое- что и я могу сделать. В частности, учить людей общаться. В первую очередь,  с собой, а потом — и с  другими. 

— С учетом масштабов твоих целей,  как ты распределяешь время между работой и семьей? 

 — Как бы это ни звучало странно, я очень мало работаю. Я просыпаюсь. Допустим, сентябрь. Я веду детей в школу, гуляю с собакой. В полдевятого я уже сажусь писать эфиры на «Русское радио» в Литву.  У меня это занимает 2 часа. Записываю, отсылаю, они там монтируют—ставят. Дальше — мое время, я читаю, изучаю то,  что нужно в данный момент. Ем, сплю, готовлю. Занимаюсь собой. Потом сажусь записывать материал для своих блогов в социальных сетях. Это еще час-два. Потом опять-таки занимаюсь домашними делами.  Потом забираю детей из школы, а там уже домашние задания, прогулки, бассейн. Примерно так.  Просто суть в том, что я делаю все – по очереди. Поэтому и успеваю. И дилеммы, выбора между семьей и работой у меня нет. Очень важно, чтобы близкие поддерживали.  Мне повезло, Андрей — и муж, и лучший друг. Он всегда меня толкает вперед — давай, у тебя получится!  Поддерживал во время моего выступления на украинском Х-факторе. Мы с ним и вместе многое делаем. Например, наши «Каверы вместо борща».

  Уверена, что и встреча наша не была случайной. Знали мы друг друга давно, но встретились  в тот момент, когда я решила уехать из Гомеля в Вильнюс. Я была здесь, как мне казалось,  в последний раз, чтобы просто убедиться, что больше меня тут ничего не держит.  Тогда и  встретила на вокзале Андрея. И вот я здесь.

—  Какой видишь себя через пять лет?

— Живой, в первую очередь.  Во всех смыслах. Я думаю получить педагогическое образование, чтобы  двигаться со своей инициативой в школу: программой  по развитию навыков коммуникации. Если дети научатся с малых лет говорить с другими, слушать их, договариваться, то мы все будем жить гораздо лучше. А вообще, думаю, что должность министра образования мне бы подошла.

— А за 5 лет справишься?

Нет, думаю, лет 15 понадобится. Нужно выяснить нюансы, а вообще—почему бы и нет?

—Слушаю тебя и понимаю, как важно найти свое в этой жизни — друзей, человека, город.  Но даже когда все это есть, нужно найти и предназначение…

 — А приходи ко мне на курс. Поищем! 

И я приду. 

Что я узнала о Джемме, когда мы распрощались в кафе и каждый пошел своей дорогой? Да все то же самое – Джема Брайт действительно молодец. Особенно в своем стремлении изменить этот мир к лучшему. Здесь и сейчас.

При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.
Просмотров: 116

Комментарии